Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
17:36, 08 января 2022
 Евгения Внукова, учащаяся детского объединения «МедиаСпектр» Белгородского Дворца детского творчества, юнкор «Большой переменки» 91

«Орлёнок» учится летать

«Орлёнок» учится летатьФото: Евгения Внукова
  • Евгения Внукова, учащаяся детского объединения «МедиаСпектр» Белгородского Дворца детского творчества, юнкор «Большой переменки»
  • Статья

В ноябре я побывала на 12-й смене во Всероссийском детском центре «Орлёнок», о котором вы наверняка уже слышали. Раньше я уже была в другом всероссийском лагере «Сириус», так что мне было с чем сравнить впечатления.

Сначала расскажу, как узнала о том, что поеду в лагерь. Случилось это просто и даже как‑то неинтересно: во время поездки на автобусе из школы от скуки зашла на электронную почту и с удивлением прочитала: «Просим вас сообщить, поедете ли вы на смену в детский лагерь «Орлёнок». Тогда моему удивлению не было предела, потому что на программу я регистрировалась ещё летом и успела давно и благополучно забыть об этом факте.

Сообразив, что происходит, я позвонила маме и озадачила её необходимостью собирать документы. А через две недели я уже сидела на втором этаже поезда Москва-Адлер и со слезами на глазах махала руками родителям. Сразу скажу, что поездка на двухэтажном поезде ничем не отличается от путешествия на обычном, так что не советую к ней стремиться.


 

Читайте также
Вот оно какое… наше лето!12:04 — 19 декабря 2021
«Лето, я буду по тебе скучать»13:16 — 18 декабря 2021
Летняя мечта16:56 — 17 декабря 2021
Целый год мы лето ждали11:41 — 16 декабря 2021
Лето – это…09:28 — 15 декабря 2021

По приезде на место выяснилось, что в том же вагоне ехала целая группа других ребят, которые сели раньше, чем я, в Москве. Правда, практически сразу после выхода меня посадили в автобус с другими детьми, многие из которых были намного младше меня. К тому же оказалось, что и здесь я отличилась: я приехала по своей инициативе, а не по путёвке от области. После недолгой поездки нас высадили, и мы отправились сдавать документы. Затем снова автобус, на этот раз мы двигались по каньону. Проехали по берегу моря мимо ещё зелёных виноградников. Так необычно было после почти целиком уже «облетевших» деревьев Белгорода видеть вокруг ещё зеленую, лишь по краям тронутую тлетворной желтизной листву.

За размышлениями и предвкушением сорок минут поездки прошли незаметно. Мы пошли на регистрацию. Там я долго сидела вместе с ребятами, невольно ставшими моими спутниками в последнем отрезке путешествия. Позже я набралась храбрости и спросила у одного из организаторов, куда же нужно подойти мне. Оказалось, и в этом я была особенной: оформлять документы мне нужно было отдельно. Стоя в огромной очереди, я остро чувствовала свою оторванность от остальных, одиночество среди толпы вечно занятых своими делами людей.

Впрочем, потом и меня охватили заботы о заполнении целой кипы документов. В итоге в сам лагерь мы пришли только к обеду, хоть и высадились ранним утром. Местом, которое на эти три недели должно было стать мне домом, был лагерь «Звёздный», длинное четырёхэтажное здание из стекла и бетона. Вы, наверное, не поняли, в чём дело. Как так, чтобы в лагере были ещё лагеря? Но не зря «Орлёнок» в официальных документах зовётся центром! Он включает в себя множество лагерей: «Штормовой», «Солнечный», «Стремительный», «Комсомольский», «Дозорный», «Олимпийский» и другие. 

 

Мы оставили свои чемоданы на улице, а сами вошли, чтобы узнать, в какую команду из 13-ти попадём. Я оказалась в девятой, в детском пресс-отряде, как и хотела. Сразу познакомилась с вожатыми, весёлой Айселей и серьёзной, вечно занятой Настей. Затем меня проводили в комнату, где со мной должны были жить ещё 11 девочек, несколько из которых уже заселились. Имена и лица замелькали перед глазами, но практически тут же исчезли без следа, поэтому я предупредила, что ещё несколько дней буду постоянно ошибаться в именах.

Самой яркой из них была Лера, высокая девочка моего возраста с очень красивыми длинными волосами, которые отливали огнём на солнце. Да и одета она была соответствующе: во всё оранжевое. Она дала мне свою визитку, тоже, разумеется, рыжую, и, улыбаясь, предложила обращаться по любым вопросам. Затем она повесила над кроватью кучу фотографий и сверкающую гирлянду. С тех пор её спальное место у самого окна превратилось в достопримечательность, на которую приходили посмотреть даже ребята из других команд. Ах да, на 12-й смене было три направления, не считая нас, — «Профильные техноотряды», «Игробум» и «Познание мира будущего через науку настоящего» или, если по‑простому, «Парфюмеры».

Практически сразу нас предупредили, что телефоны придётся сдавать, а отдавать их будут только на ПЧМ, то есть время дневного сна, и на полчаса после ужина. Несмотря на то, что об этих ограничениях я знала, меня это очень огорчило. Всё‑таки незнакомая обстановка, а тут ни родителям позвонить, ни друзьям написать.

Кормили нас, страшно сказать, пять раз в день. Но это только звучит так много, а на самом деле еды не хватало. Мы с ребятами постоянно чувствовали себя голодными, из‑за чего приходилось нападать на стоявшие на первом этаже автоматы со сладостями, пусть они и не содержали полезных перекусов. Ну что такое, например, один пряник после дневного сна и один вечером?

Вожатые старались познакомить нас с помощью детских игр, например, «стрелки». Однако лично мне подобные методы не очень нравились. Я была уверена, что лучше найду общий язык с другими, если нам дадут хоть немного свободного времени, а не станут занимать его ненужными активностями.

«Орлёнок» учится летать - Изображение Фото: Евгения Внукова

Теперь немного о режиме: в выходные дни мы вставали в семь, в будни – в шесть. Ложились мы в среднем в полдвенадцатого, потому что долго шёпотом делились впечатлениями даже после того, как нам авторитарно гасили свет. Через полчаса после подъёма – зарядка на улице. И не важно, что в конце ноября по двадцать минут стоять на пронизывающем ветру – не лучшая идея для отдыха.

Впрочем, уже через несколько дней с большинством девочек я очень сблизилась, читала им по вечерам вслух сочинённые мной сказки. Однако одиночество всё равно сопровождало меня всюду. Многие из команды приехали с друзьями, с которыми и проводили большую часть времени. Я же это время оставалась одна, даже без возможности занять время хорошей книгой, потому что ходить в библиотеку не разрешали. А уж что началось, когда после приезда я пошла гулять по территории и дошла до моря… Оказалось, что выходить за территорию «Звёздного», то бишь здания и небольшой площадки перед ним, запрещено! Как в тюрьме, не так ли?

В общем, «Орлёнок» не был раем для ребят, которые сюда приехали. Ещё в начале смены кто‑то из девочек тайком сорвал все наклеенные на стену возле кровати Леры фотографии и разбросал их по всей комнате. Джинсы другой девочки были найдены в унитазе. Так что вполне понятно то, что несколько первых дней я звонила маме каждую свободную минуту, плакала и просила забрать меня. Затем как‑то притерпелась, привыкла и решила до конца смены остаться.

К тому же, наконец‑то начались занятия по журналистике. Мы в ускоренном режиме изучили жанры газетных текстов, рассмотрели устройство фотоаппарата, которое я, впрочем, так и не поняла. Затем нас стали отправлять фотографировать. Сходив однажды с Ксюшей, настоящим гением в этой области, я вообразила себя практически профессиональным фотографом и на следующий день отправилась фотографировать одна. Но ничего не получилось. Наша вожатая Настя раскритиковала меня по всем фронтам, отметила и размытый фокус, и темноту, и красные глаза. Я тогда не стала возражать и говорить, что вообще‑то являюсь недоучкой, но про себя решила, что больше ни за что не пойду фотографировать, хватит с меня.

Было, разумеется, и огромное количество приятных, согревающих душу моментов. Например, наши свечки. Тогда мы садились в круг и играли во что‑то действительно интересное. Например, однажды в середину поставили три стула. Первый был стулом комплементов, второй – стулом недостатков, а третий был нужен для вопросов. Правила просты: ты садишься на тот стул, который отвечает за то, что хочешь услышать. Я выбрала стулья недостатков и комплементов. Однако никакой конструктивной критики я не услышала: мне лишь посоветовали быть более открытой и активной, но такое поведение не отражало бы меня, мою суть, поэтому я поулыбалась и пропустила это мимо ушей. Зато уж как приятно было выслушивать похвалы! Советую всем провести такую игру для сплочения коллектива!

Ещё мне запомнился Вечер Легенд, на котором ребята, ранее уже бывавшие в лагере, рассказывали нам, новичкам, истории об «Орлёнке». Самой лучшей была легенда о мосте в Турцию, в которой фигурировал причал, выдающийся на добрую сотню метров в море. Она повествовала о том, что раньше на месте «Орлёнка» находилось маленькое государство. Для налаживания отношений с находившейся рядом Турцией принц этого королевства поплыл за море. Там он встретил красивую девушку, которая, к сожалению, оказалась простой крестьянкой, а никакой не принцессой. Какое‑то время они жили вместе, но затем принцу нужно было возвращаться. Перед расставанием он пообещал, что когда‑нибудь обязательно вернётся к любимой. Однако шли дни, недели, месяцы и даже годы, а принц всё не возвращался. Тогда девушка от горя прыгнула со скалы в море и утонула. Она не знала, что всё это время её возлюбленный потратил на уговоры деспотичного отца принять сноху низкого происхождения. А затем принц, чтобы добраться до невесты, начал строить мост в Турцию. Однако, когда работа ещё не была сделана даже до половины, пришли плохие вести: его возлюбленная умерла. Тогда от горя принц повторил судьбу невесты, спрыгнув с моста в море, к своей девушке. Затем случился сильный шторм, разрушивший почти весь мост. Однако его остатки мы можем до сих пор видеть возле моря.

Заодно нам сообщили примету: если пройти по бордюру до самого конца причала, не останавливаясь и не оглядываясь, то любое загаданное желание сбудется. Разумеется, на следующий день мы пошли на причал и не раз испытали удачу. Не бойтесь, бордюр был не у самого моря, а практически посередине «недомоста».

А закончу я своё повествование тем, что определило моё существование в школе, в которой я училась, пока находилась в лагере. А именно огромное количество летающих насекомых размером с ноготь на большом пальце. Эти гады постоянно летали по классам, чуть не доводя меня до инфаркта от страха. В конце концов я села за последнюю парту третьего ряда, дальше всего от окон, на которых эти клопы, как их называли учителя, решили обосноваться. И да, ещё я каждый урок сидела в капюшоне, застегнувшись на все пуговицы, несмотря на духоту. В остальном про школу ничего плохого не могу сказать, хотя и люблю родную 22-ю белгородскую гимназию намного больше, чем школу в лагере.

Конечно, за пределами картины, которую я описала, остались многие детали и события, да и не описать многое словами. И всё‑таки, имея возможность сравнивать «Орлёнок» с «Сириуом», я сразу сказала себе, что, к сожалению, пока «Орлёнок» проигрывает и по степени сближения с сокомандниками, и по уровню интересности предлагаемого досуга. Однако я всё равно всегда буду помнить всё и порой буду ностальгировать по времени, проведённому в ВДЦ «Орлёнок». В остальном же лагерю ещё есть, что улучшать, не зря ведь в известной песне времён СССР, если чуть-чуть перефразировать, поётся: «Орлёнок» учится летать»! И я верю, что однажды он взлетит высоко в небо и обгонит и «Артек», и «Смену», и «Сириус».

Евгения Внукова,

воспитанница объединения «МедиаСпектр» Белгородского дворца детского творчества, юнкор «Большой переменки»

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×