Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
11:01, 02 мая 2021
 86

«Я склоняю перед тобою голову»

«Я склоняю перед тобою голову»Рисунок Амелии Вензельской (образовательный комплекс «Алгоритм Успеха» Белгородского района)
  • Статья

Посвящается узникам концлагерей…

Весеннее утро. Солнце заглядывает во все уголки. Весёлый солнечный зайчик то притягивает к себе взгляд, то ускользает от него, прыгает по кустам и цветам, по крышам домов и исчезает где‑то далеко, за горизонтом. Мои глаза неотступно следят за ним. Вот он снова возвращается, вот примостился на крыше дома, что стоит рядом с домом моей бабушки, запрыгал, заскользил, словно стараясь проникнуть внутрь. Обыкновенный дом… Что он видит там – солнечный зайчик?

На кровати лежит женщина. На белом полотне подушки неясно выделяется жёлтый цвет её кожи, глубокие морщины возле губ, тёмные круги под глазами. Внимательно заглянул ей в лицо и застыл, запутался в седых её волосах. Лицо женщины дрогнуло, она раскрыла глаза. «Господи, спаси и сохрани!» — вырвалось из её груди. Она заметалась в кровати, прикрывая глаза рукой, словно от удара или от резкого света электрического фонаря… Но вот женщина поняла, что это просто солнце её разбудило. Вместе с нею пробудились и её мысли. Все чётче и чётче становились они. В который уже раз всё пережитое нахлынуло на неё.

Военное время

Эта женщина прошла через трудное военное время вместе с Родиной. Как и все девушки в её возрасте, она мечтала о свадьбе. Но наступило 22 июня 1941 года. Этот день разлучил влюблённую пару. Жених ушёл на фронт. Самые дорогие воспоминания друг о друге у невесты и жениха остались в сердце. Каждый из них лелеял надежду на скорую встречу, и не думали они, что в тот день, 22 июня, видятся в последний раз. В последний… Уже осенью под Москвой погиб тот, с кем хотела Валя связать судьбу.

Трудные испытания выпали на долю Валентины Васильевны. Вместе с другими девушками её угнали на каторжные работы в Германию. Везли в товарных вагонах, в самом конце пути заболела… Очнулась в бараке. Спёртый, тяжёлый воздух бил в нос, нестерпимо болела голова, ныло всё тело. Попробовала подняться, но больно ударилась обо что‑то головой. Как оказалось, о нары. Они были двухъярусные. В памяти Вали возникали лица родных, матери. Ностальгия иссушала душу и сердце, сверлила мозг. Ей мерещились дом, дорогая Россия, теперь такая далёкая. Ей мерещились русские сугробы, русские зори, русские леса, русские дожди… А вокруг всё было чужое и страшное. Тоска по Родине была ежечасной, ежеминутной, сумасшедшей. 

Земля видела много войн, но такую впервые. Тогда‑то Валентина Васильевна осознала истинное значение войны — рвать человеческие судьбы.

А дальше? Дальше было три года постоянного унижения и непосильного каторжного труда. Крики фашистов, дубинки, удары, лагерная баланда, издевательства. Кругом посты, автоматчики, собаки. В бараках по 20–30 человек. В комнатушке жили русские, чехи, поляки, итальянцы, французы. Водили на работу в сопровождении овчарок. На ногах деревянные колодки. Кормили раз в сутки: двести граммов какого‑то суррогата, кусок сырой брюквы или кружка болтушки из отрубей… Чтобы не умереть от голода, люди ели кору. Больше всех трудностей, наказаний в лагере, конечно, выпадало на долю русских. В комнате, где жила Валентина, была русская женщина постарше. Она учила их, молодых, уму-разуму, а главное, установила порядок: тому, кто попадёт в беду или ослабеет от голода, от побоев, все по очереди должны были отдавать свою пайку хлеба. Больных или ослабевших два раза в неделю «выбраковывали» и увозили в крематорий на сожжение.

С благодарностью рассказывает бабушка Валя про старого немецкого мастера. Он и его жена забирали кое‑кого из «кандидатов» к себе, как бы для домашней работы, а потом, подкормив и подлечив немного, возвращали снова в барак.

Неволя есть неволя. Жуткое это слово. С ужасом вспоминает Валентина Васильевна про одного немца – работника лагеря. Он всегда ходил с кнутом, Валентине тоже перепадало от него. В доме у негодяя узницы делали уборку.

Он испытывал их на «честность»: разложит по квартире куски хлеба, колбасы и ждёт, что из этого выйдет. Люди пухли от голода, а этому гаду, видите ли, угодно было выявлять людскую честность. Что ж, не все остались в живых, многих повесили. Трудились узницы по 16–18 часов.

Концлагерь оставил после себя неизлечимые раны. Но даже в самые трудные дни там, на чужбине, эта женщина была верна России, мечтала о победе, которая обязательно придёт. Сомнений не было. Древнейшая из наук – умереть за Родину — была хорошо знакома русским. Бабушка Валя знала: за Родину умирали русские люди в 1812 году. С вилами и топорами гнали они Бонапарта, освобождая Россию и Европу. Освобождённая Европа рукоплескала русским. «Неужели на этот раз будет по‑другому? – думала Валентина Васильевна.- Нет! Нет!» И действительно, нет! Всем народом встали на борьбу.

Пришло наконец долгожданное освобождение. Великая Победа Советской Армии вернула узницам свободу и Родину. Но по возвращении к старым ранам добавились новые: недоверие, косые взгляды некоторых односельчан, упрёки: «На фашистов работали!» Душили слёзы, было обидно. Но пережитое не сломило бабушку Валю. Утешение искала в труде.

Послевоенное время…

Жизнь измеряется не прожитыми годами, а тем, что сделал человек, какой след оставил он на земле. Послевоенный стаж Валентины Васильевны начался с работы на ферме. Бабушка Валя добивалась высоких надоев. Не раз была отмечена грамотами и ценными подарками.

Пришло к ней и семейное счастье. Вышла замуж. Пошли дети. Их у неё пятеро.

Летели годы. Всё пережитое подорвало её здоровье. Женщина заболела. Стала тяжёлая походка: отказывают ноги. Передвигается еле-еле с помощью двух палочек.

Время стирает многое в памяти людей, но никогда эта женщина не забудет тех страданий, которые принесла война.

Прошли годы. Изменилось в нашем обществе отношение к узникам концлагерей, но нет дорогой бабушки Вали, а в школьном музее появилась экспозиция, рассказывающая о таких людях, как она. С фотографии смотрят на нас улыбающиеся глаза этой простой, ничем не заметной русской женщины. При взгляде на её снимок меня переполняют глубокие чувства. Я склоняю перед тобою голову, бабушка Валя. Спасибо тебе, спасибо за всё. И пусть это сочинение станет словесной памятью о тебе и таких же, как ты, узницах концлагерей. А в завершение я мысленно обратился к Всевышнему: «Пусть Всевышний примет её как мученицу во имя справедливой борьбы против зла нацизма, к великому сожалению, продолжающейся и по сей день».

Читайте также

Артём Выглазов, ученик 9 «А» класса школы № 41 г. Белгорода

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×