Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
15:43, 14 августа 2020
 Екатерина Волобуева, село Устинка, Белгородский район 191

Клад села Берюзовка

Клад села БерюзовкаФото: https://www.clipartmax.com
  • Екатерина Волобуева, село Устинка, Белгородский район
  • Статья

Ночь… Луна освещает бледно-жёлтым светом лес, пыльную дорогу, поле с колосящейся пшеницей. По дороге движутся три темные фигуры. Идут два человека, впереди них бежит громадная собака. Луна отражается в мутной чёрной воде реки. Видны крайние домишки спящего села… В лесу послышался треск. Где‑то в глубине чащи заухал филин. Двое остановились, вглядываясь в чёрную стену леса. Пёс залаял. Ему эхом отозвались сельские собаки. Из чащи донёсся хриплый стон. Люди с криком побежали назад. Собака бросилась за ними с испуганным лаем…

Глава 1

Темнота ночи стала постепенно рассеиваться. Звёзды погасли. На востоке нежно-розовым цветом зажглась заря. Ещё мгновение — и на небо стало подыматься солнце. Розовый свет заливал комнату через настежь открытое окно. Сквозняк с силой трепал зелёные занавески, пытаясь их сорвать и сбросить на пол. Пожелтевшие белые обои, местами порванные и почерневшие, стали розоватыми. На столе перед окном лежала раскрытая книга, валялись цветные ручки, простой карандаш, истёртый ластик. На краю стола лежал ластик и несколько тетрадей.

Свет стал ярче и уже полностью заливал комнату. Всюду бегали солнечные лучи. Лёнька поморщился во сне и перевернулся на бок. Луч снова пробежал по лицу ребёнка. Мальчик открыл большие тёмно-серые глаза и сел на кровати. Лёнька стал оглядывать сонными глазами комнату. На кровати у двери спал, улыбаясь во сне, его младший брат Богдан, а у глухой стены спала пятилетняя сестрёнка Настька. Льняные волосы детей отсвечивали розовым.

Лёнька стал смотреть в окно. Там на маленьком замусоренном дворе просыпалась живность. В сарае блеяли козы. Пропел петух. На куче досок под пышным кустом крапивы спал дымчатый кот Мурзик. В хлеву хрюкали голодные свиньи. 

Лёнька встал, снял со стула свою одежду. На его коленке алела ссадина. Лёнька взял брюки и стал осматривать. Так и есть — дыра. «Что же делать? — подумал он. — Что мама скажет?! Ох, зря мы с Мишкой ночью в лес пошли!..» Потом, поглядев на дырявые и грязные брюки, мальчик прошептал: «А, ладно… Зашью… И постираю. Мама ничего не поймёт».

Лёнька спрятал брюки в старый шкаф, достал другие, оделся и вышел во двор. От скуки он оперся на забор и заглянул во двор к соседям. На крыльце сидела красивая голубоглазая девочка с белокурыми кудряшками. У её ног лежал чёрный ротвейлер. В доме раздавались голоса. «С чего бы это вдруг Марте не спится? — подумал Лёнька. — Ух, быдло польское!»

В селе Марту дети не любили. Её мать Марина вышла замуж за поляка и уехала в Варшаву. Лишь изредка она приезжала в Берюзовку в дом своей покойной матери. Лёнька отошёл от забора и прошёлся по двору. «Интересно, а Мишка спит? — думал он. — Сгонять к нему, что ли…» Только он подошёл к калитке, как сзади раздался голос матери:

— Лёнечка, сынок, ты уже встал?

— Да, мама, — Лёнька повернулся. — Что‑то мне не спится…

Мальчик посмотрел на мать. Она стояла на крыльце, такая высокая, стройная. Льняные длинные волосы заплетены в тугую толстую косу. Такие же волосы у Лёньки и его младших брата и сестры. Большие серые глаза, такие же, как и у её детей. Только грустные. Полные тёмные губы в лёгкой улыбке. Лёнька спросил:

— Ма, который час?

— Шесть. Через час я позвоню тётке Анне. Заберёшь у неё клубнику.

— Хорошо, мам.

На крыльце появился отец, крепкий смуглый мужчина.

— Доброе утро, Наташа, — сказал он жене. — Духота… Должно быть дождь будет.

Потом он увидел сына и сказал:

— А, Леонид проснулся. Что‑то ты ранком сегодня. Ну нечего… Сейчас с тобой пойдём траву на лугу косить. Потом придём, позавтракаем.

Лёнька с отцом взяли косы. До луга было недалеко. По дороге Лёнька наблюдал, как оживает природа. Пели птицы. Вдруг духоту утра разогнал прохладный ветерок. Издалека надвигалась гроза.

Глава 2

Мише приснился странный сон. Он летел по небу на огромной чёрной птице и смотрел вниз. А в низу — всё в огне. Вдруг птица резко поднялась вверх. Миша стал падать в огонь. В это время раздался громкий басистый крик бабушки:

— А ну брысь отсюда, черти!

Мишка подскочил. Ноги у него были все в царапинах, руки болели. Мальчик подошёл к зеркалу. На его смуглом лице красовался тёмный синяк. Правый глаз слегка опух. В кудрявых, чёрных, как смоль, волосах торчал репей. Мишка вытащил его, оделся и пошёл умываться. В коридоре он встретил бабушку. Она, увидев внука, всплеснула руками:

— Батюшки родные! Где ж тебя носило!

— Бабушка! Я нечаянно! Я ночью с кровати упал! — сказал Мишка, не зная, что бы ещё соврать.

— Вот сейчас мать позову, ей будешь рассказывать, как и откуда упал, — сердито сказала бабушка. Она открыла дверь на кухню и крикнула:

— Ольга!

В коридор вышла Мишина мама. Маленькая, худенькая, она была ростом всего на голову выше сына. Посмотрев на бабушку добрыми серо-зелёными глазами, она спросила:

— Что случилось, Ефросиния Яковлевна?

— Полюбуйся на этого пройдоху, — бабушка указала рукой на Мишу. — С кровати, видите ли, упал.

Ольга посмотрела в чёрные глаза сына. Её брови поднялись вверх.

— Миша, что с тобой? — её мягкий голос звучал удивлённо.

Миша молчал.

— Ещё раз спрашиваю, почему у тебя такой вид, — голос мамы стал резким и громким.

Появились Мишкины дедушка и папа. 

— Чего расшумелись с утра? — спросил дед.

Потом, посмотрев на Мишку сказал:

— Матерь Божья, Михаил, что с тобой.

— С кровати упал, — сердито усмехнулась бабушка.

— Миша? — спросил отец. — Что такое? Почему у тебя такой вид с утра?

Мишка стоял, опустив голову.

— Не говорит. Молчит, — сказала бабушка и ушла на кухню. 

— Раз не говорит, пытать не будем, — вздохнул дедушка. — Но наказать надо. Посидит недельку дома, без выхода, авось бегать разучится. Телефон и компьютер у него тоже отбираем.

На этом и разошлись. Миша ушёл в свою комнату, стал возле окна. «Как же так? — думал он. — Целую неделю в доме, когда на улице лето! А как же предупредить Лёньку? Ведь он живёт на другой стороне улицы!?»

Вдруг он увидел, что по дороге идёт девочка в чёрном цветастом сарафане. В руках у неё был большой синий пакет. Ветер развевал ниспадающую на лоб чёлку. Её длинные косички цвета ячменной соломы качались из стороны в сторону. Мишка узнал Лару. Он открыл окно и крикнул:

— Лара! Лара! Красоткина!

Девочка остановилась и посмотрела на Мишкин двор.

— Лариса! Подойди сюда, пожалуйста!

Красоткина подошла к окну и подняла на Мишку огромные глаза цвета морской волны.

— Чего тебе? — спросила она.

— Передай Лёньке записку.

— Давай, — она протянула руку.

— Подожди, я ещё не написал, — сказал Мишка, подбежал к окну, вырвал из тетради лист и что‑то быстро написал. Потом сложил лист на восемь частей и скрепил посередине степлером.

— Вот, — он отдал Ларе записку. — Только попробуй прочитать…

— Ой, нужна она мне! — засмеялась Лара и сунула записку в карман.

Мишка посмотрел на большой синий пакет в руках у девочки и спросил:

— А что у тебя в пакете?

— Не твоё дело! — Лариса ушла на дорогу и помахала Мишке рукой.

Глава 3

Лёнька сидел на кухне и уплетал овсянку. Рядом сидели его брат и сестра. Вдруг отец встал, погладил Настю по голове и подошёл к коробке в углу. Там лежал старый сломанный телевизор. Отец сказал:

— Ну что, Леонид, может, сегодня телевизор починим? А то сидим с этим радио, как пещерные люди.

— Но, папа, ты же сказал, что его только выбросить, — пробормотал Богдан.

— Чепуха! Тут всего лишь предохранитель сгорел. Мы его поменяем и всё.

— Хорошо папа, — ответил Лёнька. — Только я сначала к тётке сбегаю.

Лёнька быстро позавтракал и вышел на улицу. Духота сменилась прохладой. Ветер качал деревья. Из‑за леса выдвигалась огромная чёрная туча. Она расползалась по небу, поглощая его голубизну. Солнце скрылось.

Лёнька быстро зашагал по пыльной дороге. Вот уже и показался домик тетки Анны. Он весь утопал в цветах. Лёнька подошёл, постучал в ворота и крикнул:

— Тётя Аня!

— Иду! — послышалось из двора.

Тётя Аня открыла калитку. Она была похожа на божью коровку. Маленького роста, полная, в красном платье в горошек. Тетя Аня протянула Лёньке десятилитровое ведёрко клубники.

— Вот, это матери, — сказала она. — А это, — она протянула мальчику что‑то обёрнутое в плотную коричневую бумагу, — Настюшке подарок.

Лёнька забрал ведро, сунул свёрток под мышку и пошёл домой. По дороге он встретил Лару Красоткину. Она достала из кармана записку.

— Вот, это тебе Мишка просил передать.

— Что это? — удивился Лёнька.

— Не знаю. Меня попросили передать, я передала.

Лёнька забрал записку. Достал из ведёрка большую ягоду и протянул Ларе.

— Это за то, что принесла.

Лара засмеялась, но ягоду забрала.

— Помог бы девочке пакет донести, — раздался сзади голос. Дети обернулись. На лавочке возле своего двора сидел дядя Прохор.

— У меня руки заняты. И вообще, мне некогда.

Лёнька прибавил шаг. Туча уже заняла все небо над Берюзовкой. Небо озарила молния. Прогремел раскат. Первые капли дождя оставили на пыльной дороге дырочки в виде кратеров. Другие капли уже били по листочкам и стекали вниз. Лёнька забежал во двор и скрылся в доме. Дождь пошёл непроходимой стеной. Он тарабанил по крыше и окнам, по листьям деревьев. Появились лужи. Вода текла по дороге. Молнии всё чаще озаряли небо, раскаты становились громче. Дождь пошёл ещё сильнее. 

Лёнька отдал маме свёрток и клубнику. Потом сел на лавку у окна и вытащил записку. Там кривым размашистым почерком было написано несколько строчек. Лёнька прочитал:

«Лёнька, меня наказали. Теперь я буду сидеть в доме целую неделю. Не бойся. Я не сказал, что мы ночью в лес ходили. Когда меня выпустят, снова пойдём искать. Петьке от меня привет». Внизу стояла подпись: «Миша С.».


В кухню вошёл отец. Лёнька отложил записку и посмотрел на отца. Тот сказал:

— У вас в классе у всех есть компьютеры?

— Нет, — ничего не понимая, ответил Лёнька.

— Сынок, я тут подумал: деньжат подсобираем и ноутбук тебе купим.

— Правда?!

— Правда.

На улице раздался звон битого стекла. Лёнька с отцом выскочили на улицу.

Глава 4

На улице пошёл крупный град. Льдинки размером с голубиное яйцо падали на землю. 

Во дворе у Лёньки стоял большой старый графин. Град разбивал на куски стекло, которое громко брякало. «Жалко, — думал Лёнька. — Хорошая бутылочка была…»

В это время Лара Красоткина сидела у окна. Её дом по размерам уступал лишь Мишкиному. Зато он стоял у самой речки и из него хорошо был виден лес. Вдруг вспыхнула очень яркая молния. За ней — оглушающий раскат грома. Лариса вздрогнула и посмотрела в окно. И потом вдруг уронила книгу и закричала:

— Папа! Папа! Посмотри! Гроза ударила в дерево!

Глава 5

Дождь шёл всю ночь. А утром ветер разогнал тучи, выглянуло солнце.

Лёнька шёл по улице. Дорогу сильно размыло. Вокруг лежали растения, прибитые градом. Некоторые уцелели, но их листья были все в дырочках. Лёнька свернул на соседнюю улицу. Тут к нему подбежала Майя. Это была высокая, очень худенькая девочка, внешне похожа на цыганочку.

— Привет, — сказала она.

— Привет, — нехотя буркнул Лёнька.

— Ты слышал, — начала она, — вчера вечером в дерево гроза ударила.

— Врёшь!

— Не вру. У Лары спроси. Она своими глазами видела.

— Ну ударила и ударила. И дальше что? Вон у меня на огороде градом все огурцы побило. Ничего не поделаешь, природа, — Лёнька развёл руками. — Ладно, пока. Мне некогда.

Лёнька пошёл дальше.

Возле двора деда Матвея он увидел Петьку, Шурку и Витьку. Потом к ним подошёл Колька. Мальчишки что‑то оживлённо обсуждали.

Лёнька подошёл к ним. 

— Привет всем! — сказал он. Потом обратился к Петьке:

— О, Петя! Я как раз к тебе и шёл.

— Зачем? — спросил Петя, бледный болезненный мальчик.

— Потом…

— Гляньте! — закричал Коля. — У деда Матвея малина уцелела!

У ветхого тына рос большой куст малины. Ягоды были спелые. Ребята обступили куст и стали есть ягоды.

— Сладенькая! — сказал Шурка.

Из дома вышел дед Матвей. Увидев, что его малину воруют посреди дня, он крикнул:

— Вот я вас, бесенят!

Мальчишки разбежались. Старик вышел посмотреть на куст. Ягод на нём уже не было. Он крикнул вслед убегаюшим ребятам: 

— Хулиганы! Управы на вас нет! Ворьё!

Но друзья уже сидели на лавочке возле Петькиного дома.

— Вовремя удрали, — облегчённо вздохнул Витька. — А то он мне в прошлом году по спине плёткой дал…

В это время где‑то закричали куры. Ребята подскочили. По улице с кудахтаньем бежала чья то курица. За ней — огромная рыжая дворняга с коричневым ухом. Другое ухо у неё было оборвано. Вся грязная, в репьях, она гналась за курицей, всё круша на своём пути. Вот пёс пробежал по чьей‑то клумбе, окончательно стаптывая уцелевшие после града цветы. Испугал телёнка, сломал куст смородины. На улице стали раздаваться крики:

— Чья это собака!?

— Ловите её! Ловите!

— Ну сколько можно! Заведут животину и не смотрят!

— Это Скворцовых псина!

— Да остановите же её кто‑нибудь? Ёлки-палки!

Курица перелетела через тын деда Матвея. Двери в дом были открыты. Птица забежала туда. Тын упал до половины. Лёнька узнал Мишкиного пса.

— Дик! — позвал он. — Ди-и-ииик!

Собака, услышав знакомый голос, подбежала к мальчику. Она окончательно доломала забор деду Матвею, и теперь уже стояла возле Лёньки, весело виляя хвостом. В это время из дома вышел старик с курицей в руках. Увидев остатки изгороди, он уронил курицу. Та с криком побежала дальше.

— Слушай, Петь, — сказал Лёнька. — Давай… Это … Самое… Отведём Дика Мишке.

— Ага… Давай! Только пошли быстрей отсюда.

Лёнька схватил Дика за ошейник и они с Петькой побежали к Мишке.

Глава 6

Возле мишкиного дома стояли несколько человек. Они ругались с мишиной бабушкой, ведь Дик им тоже напакостил.

Миша сидел на подоконнике и смотрел в окно. Увидев Петю с Лёнькой, он помахал им рукой. Мальчики подошли к дому.

— Здравствуйте, — сказал Лёнька, — я вам собаку привёл! — и заулыбался.

— Спасибо, ребятки, — Ефросиния Яковлевна покачала головой. 

Мишка вылез из окна и подошёл к бабушке.

— Вот видишь, — сказал он, — если бы вы меня не наказали, Дик бы такого не натворил. 

— Иди отсюда, умник, — сказала бабушка. 

Мишка пожал плечами и ушёл с друзьями гулять. За ними побежал пёс.

— Зря ты с нами тогда не пошёл, Петя, — сказал Лёнька. 

— А то вы прямо в лес зашли ночью, — съязвил Петя. — Вы небось и до речки‑то не дошли.

— Мы в лес зашли, — вступил Мишка. — Так вот: мы зашли такие в лес, идём себе с Лёнькой. А тут вдруг где‑то как заухает, как застонет! Мы и побежали назад.

— Я вижу, тебя как ухнули по физиономии, — засмеялся над Мишкой Петька.

— Чего ты смеёшься? Я же не смеюсь, когда у тебя синяки под глазами, — обиженно проговорил Миша.
В расквашенной грязи дороги забуксовал автомобиль. Как ни старался водитель — машина не двигалась. Из под колёс во все стороны летела грязь. Из машины выскочил дядя Ваня — весёлый добродушный человек. Он обратился к мальчишкам:

— Хлопцы, помогайте!

Мальчишки подошли, взялись за фаркоп.

— А ну‑ка, раз! Два! Три! — толкаем! — скомандовал дядя Ваня. Потом вытер пот со лба.

— Хуг! — выдохнул он. — Когда нам уже асфальт сделают…

Он сел в автомобиль и уехал.

— Ну вот, теперь мы все в грязи, — жалобно протянул Петька. 

— Не ной, — раздражительно буркнул Мишка.

— Ребята, — задумчиво проговорил Лёнька. — Я вот думаю, почему молния бьёт не во все деревья, а только в некоторые?

Петька пожал плечами. Мишка задумался. Вдруг он радостно воскликнул:

— Надо же! Как я раньше не додумался! Ведь гроза бьёт туда, где близко лежат драгоценные металлы! Лёнька, ты молодец, что вспомнил. Теперь мы быстро найдем наш клад!

— Где бы нам лопаты взять? — спросил Лёнька. — Я не могу принести, у меня мама дома, у Мишки бабушка…

— Я сейчас принесу! Подождите! — крикнул Петька и убежал. 

Минут через десять он бежал к ребятам, катя впереди себя тележку. В ней лежали лопаты и брезент.

— Зачем ты тележку взял? — спросил Мишка.

— Как зачем? Мы же сундук выкапывать будем. А привезём в тележке, — ответил Петя.

— А брезент тут к чему? — не унимался Мишка.

— Миша, ты чего? Мы возьмём сундук, замотаем в брезент, положим в тележку и никто не узнает, что мы везём.

— Ааа, ясно…

— Может, уже пойдем? — предложил Лёнька.

Они пошли к лесу. С ними, весело виляя хвостом, бежал Дик. По дороге они встретили девочек, которые шли за грибами. С ними были Лара, Майя и, к большому удивлению мальчишек, Марта.

Ребята подошли к речке. Перетащить тяжёлую тележку через мост им было нелегко.

И вот они уже в лесу. Найти дерево, в которое ударила гроза, оказалось нелегко.

Царапаясь о заросли, друзья всё‑таки нашли его. Обгорелое, кривое, раздвоенное дерево уныло стояло в прекрасной зелени леса.

— Вот оно… — прошептал Миша.

Ребята стали копать.

— Я машину себе куплю, — сказал вдруг Петька.

— А мы сначала Богдана в школу соберём, потом ноутбук купим, а потом… потом ещё что‑нибудь решим, — произнёс Лёнька.

— А я… Я… Я не знаю, что купить, — вступил в разговор Мишка. — У меня и так всё есть.

— Корову себе купи, — предложил Петя.

— Зачем мне корова, — поднял брови Миша. — У меня их и так четыре.

— Ну и что? Пять будет.

— Я лучше деньги в банк положу и открою своё дело.

— Гляньте, тут мешок! — закричал Лёнька. 

Ребята быстро его выкопали и развязали. Но в мешке вместо золота лежали обыкновенные железные банки. Петя взял две из них и прочитал:

— Тушёнка свиная… Тушёнка говяжья… Хм… Это что мы…

Вдруг он выронил банки и упал на землю.

— Это мы ради этого сюда пришли? Это мы банки искали целую неделю?

— Мда… — сказал Лёнька. — Кто‑то очень любил тушёнку.

Вдруг послышался хруст веток и тяжёлые шаги. Из‑за деревьев вышел дед Матвей. В руках у него были две большие корзины с грибами. Он хмуро посмотрел на ребят и сказал:

— Эх вы! — сначала малину мне обнесли, потом забор сломали, теперь лес на ямы изрываете…

— Это не мы вам забор сломали, — начал Мишка, — это Дик. И забор вам папа с дедушкой железный поставят, из сеток.

— Мы не изрываем лес, мы клад искали… — хмыкнув, сказал Петька.

Дед Матвей засмеялся.

— Почему вы смеётесь, дедушка Матвей? — спросил Лёнька. — Вы ведь сами рассказывали, что тут клад закопали, эти… графины, вот.

— Хе-хе! Ребятишки, это просто легенда такая. Говорят, что здесь когда‑то графы жили, очень богатые были… А потом началась революция и они эмигрировали, а деньги свои здесь будто зарыли. Но всё это просто выдумки. Не было никаких графьёв и никаких денег.

— А почему же в дерево гроза ударила? — поинтересовался Лёнька. — Ведь она бьёт в драгоценные металлы, а банки из алюминия…

— Гроза, ребятушки, в любые металлы бьёт, — ответил дед Матвей. 

— Давайте мы вам корзины до дома довезём, — предложил Петька. — Ставьте их в тележку.

— Ну что ж, довезите, — согласился дед Матвей.

Они вчетвером вышли из леса и направились к селу. Дик побежал следом.

Когда они подошли к дому деда Матвея, то увидели вбитые в землю железные столбики, а Мишкины папа и дедушка натягивали на них сетку. Мишкин папа подошёл к старику и сказал:

— Ты на нас не обижайся, дядя Матвей. Это ж ведь собака, что я ей скажу…

Екатерина Волобуева,

село Устинка, Белгородский район

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×