Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
09:15, 09 июня 2021
 Татьяна Рухленко, учитель русского языка и литературы школы № 41 г. Белгорода 220

Семейный уклад в Ясной Поляне. Часть вторая

Семейный уклад в Ясной Поляне. Часть втораяЛ. Н. Толстой с любимым конём Делиром. 7–8 июля 1908 г.Фото: Карл Булла. © Музей-усадьба Л. Н. Толстого «Ясная Поляна», 2021 г.
  • Татьяна Рухленко, учитель русского языка и литературы школы № 41 г. Белгорода
  • Статья

Посвящается 100-летию музея-заповедника «Ясная Поляна»

Ясная Поляна – уникальная русская усадьба, родовое имение великого русского писателя Льва Николаевича Толстого. Здесь он родился, прожил большую часть жизни, здесь он похоронен. Здесь был его единственный любимый дом, гнездо его семьи и рода. Именно в Ясной Поляне можно по‑настоящему окунуться в мир Толстого и его произведений – ежегодно этот знаменитый музей посещает огромное количество людей со всего мира.

Продолжение. Начало здесь.

На кухне в доме Толстых

Небольшая кухня, где готовились блюда для семьи, кажется, до сих пор хранит дух этой необыкновенной женщины. Здесь Софья Андреевна наблюдала за поваром, здесь готовились блюда по её рецептам.

Каждый день она составляла меню на день, отмеряла необходимое количество продуктов и выдавала их повару и кухарке. Каждый день Софья Андреевна оценивала качество приготовления.

Готовили в этой небольшой кухне в основном на чугунной дровяной плите, в соседнем помещении стояла русская печь, где пекли пироги и делали каши. Плита, хоть и кажется довольно привычным для нас предметом, была довольно сложна в обращении, для современного человека стало бы трудной задачей приготовить на ней обед. Ведь температура регулировалась количеством дров. Имело значение и то, какие это были дрова, например, самые лучшие и жаркие — берёзовые, а дрова из других пород дерева не давали такого жара. В плите были три духовых шкафа, а также резервуар для горячей воды, которая круглосуточно присутствовала на кухне

Посуды на кухне Софьи Андреевны было довольно много. К сожалению, далеко не вся она сохранилась до наших дней, но то, что есть на кухне, — именно те предметы, в которых готовили обеды для Толстых. Чугунные сковороды и медные кастрюли, венчики для взбивания яиц, формочки для желе, пирожных, была даже мясорубка с 18 ножами! Очень дорогая, американская, она стоила 4,50 — целое состояние по тем временам.

Весь кухонный инвентарь был добротным, не из дешёвых. И с удивлением можно заметить, что многое из того, что использовалось в XIX веке, помогает нам на кухне и сейчас.

Всем этим богатством пользовался семейный повар Толстых — Николай Михайлович Румянцев. Он служил в семье с незапамятных времён, ещё при дедушке Льва Николаевича, князе Волконском. После него готовил Семён Румянцев, его сын. В постоянных помощниках у повара была кухарка, а если намечался большой приём гостей, то приглашали и других ассистентов.

Надо сказать, что Софья Андреевна была очень высокого мнения о своём поваре, она часто говорила, что только старые мастера из крепостных умеют так готовить.

Как Лев Толстой себе еду готовил

Но не всегда еду готовил повар. Бывали дни, когда сама Софья Андреевна вставала к плите. И даже Лев Николаевич Толстой готовил себе обеды. Это случалось, когда он оставался в усадьбе один — семья после покупки московского дома в Хамовниках проводила зимы в городе. 

Толстой же город не любил и часто оставался в Ясной Поляне. В такие периоды он и готовил себе еду, даже пытался печь хлеб. Кулинарные эксперименты писателя заканчивались обычно неудачно. Дело в том, что Толстой вообще был равнодушен к еде, ему было всё равно, что съесть, лишь бы побыстрее вернуться обратно к работе. Он мог и задержаться за столом, но не ради еды, а ради беседы.

Самым любимым блюдом Толстого была овсянка — её‑то он и варил на спиртовке и именно ею питался в те периоды, когда семья уезжала и забирала с собой повара. Умел Лев Николаевич и кофе себе сварить. Пожалуй, на этом список его фирменных блюд можно было закончить.

Толстой был сладкоежка. Он обожал сухофрукты, в доме не переводились финики и сушёные яблоки, с ними писатель и ел свою любимую кашу. А Софья Андреевна, когда уезжала в Москву, оставляла мужу большой запас овсянки и фиников.

Писатель считал, что смысл жизни каждого человека — в самосовершенствовании. И вегетарианство — только первый шаг на этом долгом пути. Но при этом писатель понимал, что заставить сделать этот шаг никого нельзя. Он не навязывал домашним собственных убеждений, но дочери последовали за отцом и тоже отказались от мяса. Сыновья же вегетарианцами не стали.

Конечно, Толстой рассказывал своим домашним о том, насколько полезно вегетарианство как для души, так и для тела. Ведь что такое мясоедение — это когда вы заставляете другого человека совершить убийство живого существа, чтобы вы могли съесть котлету. Главное — перебороть себя, отказаться от этой котлеты, и тогда вы никого не заставляете убивать.

Лев Толстой. 1896 г.Лев Толстой. 1896 г. / Фото: Павел Бирюков. © Музей-усадьба Л. Н. Толстого «Ясная Поляна», 2021 г.

Церемонные обеды и тихие ужины

Завтрак в Ясной Поляне подавали в час дня. Он состоял из блинов, яиц, разных каш. Летом на стол, конечно, ставили свежие фрукты и ягоды. Толстой с семьёй не завтракал и спускался в столовую около двух часов пополудни. Ему подавали отдельно овсяную или гречневую кашу, яйцо всмятку, небольшой горшочек простокваши. Иногда писатель брал только чай с баранками и уходил к себе в кабинет.

Обед у Толстых обычно состоял из супа, овощей или молочных блюд. На десерт подавали фрукты или сладкую выпечку. Например, левашники — пирожки из сдобного теста с ягодной начинкой. Толстой обычно к обеду опаздывал и садился за стол ближе к концу трапезы. Обеда Лев Николаевич не любил. С обедом был связан церемониал: строгое распределение мест, чинное поведение, зажженные бронзовые канделябры на столе, торжественно прислуживающие лакеи в белых перчатках. Все это, а особенно лакеи, только мучило великодушного старца, напоминая ему о его привилегированном, «господском» положении».

Совсем иначе писатель относился к семейным ужинам. По вечерам домочадцы и гости рассаживались кто где хотел, и даже свечи на столе зажигали не всегда — довольствовались светом ламп. Чаще всего пили чай с домашним вареньем, печеньем и медом.

Оранжереи, пчёлы и яблоневые сады

1860–70-е годы — период, когда Толстой страстно увлекался сельским хозяйством. Именно в это время в усадьбе появились фруктовые, яблоневые сады, которые начали приносить прибыль. Тогда же Толстой занялся пасекой и пчёлами. В имении были большие оранжереи, где выращивались экзотические фрукты: персики, виноград, ананасы.
В 1867 году в Ясной Поляне случился пожар, и все ценные растения погибли. Это был сильный удар. Кое‑что удалось восстановить, но Толстые остались без персиков и винограда. А вот ананасы выращивают в усадьбе до сих пор. Существует даже очаровательная традиция: каждый год, когда фрукты созревают, в усадьбу приглашают детей из деревенского детского дома и угощают их ананасами.

Хозяева на земле

Во второй половине XIX века усадьба частично обеспечивалась продуктами собственного производства: мясо, молоко, некоторые фрукты и овощи. Но очень многое приходилось и закупать, например, чай, кофе, сахар, макароны. На протяжении всего года Толстые покупали груши, апельсины и мандарины, растительное масло и вино. То есть уже не было речи о полностью натуральном хозяйстве.

Толстой, как и множество помещиков XIX века, очень много работал в своей усадьбе, он обеспечивал семью и делал это весьма успешно, и не только за счёт своих гонораров. Фруктовые сады, гречиха, рожь, клевер, семена тимофеевки (кормовой травы), лес, мёд — всё это были статьи дохода для Ясной Поляны.

До сих пор в усадьбе остались почти все хозяйственные постройки, сады, пасека, оранжереи. И если прогуляться по этим местам, то понимаешь, что дворянская жизнь XIX века — это вовсе не балы, обеды, прогулки и сентиментальные романы, а каждодневный тяжёлый труд для всех обитателей поместья, и хозяева-помещики — не исключение. Да, были красивые платья и прогулки по парку, но в основном жизнь помещиков была подчинена строгому расписанию. День начинался с рассветом, а заканчивался в темноте, ведь от хозяев зависели судьбы сотен жителей поместья.

Простая одежда: толстовка и темные платья

Одежду Толстые предпочитали простую и скромную. Одним из любимых домашних нарядов писателя был «многофункциональный» парусиновый халат с отстёгивающимися полами. В нем Толстой не только ходил по дому, иногда спал, а иногда и укрывался им, как одеялом. Позже он стал носить знаменитую толстовку — серую просторную блузу, похожую на крестьянскую рубашку. В пожилом возрасте Толстой отказался от обуви и ходил босиком даже в холода. При этом в свободное время он любил шить сапоги, а затем дарил их друзьям и родственникам.

Софья Толстая носила дома простые темные платья со скромной отделкой. Лишь по воскресеньям и праздникам она надевала белые наряды и дополняла их золотым браслетом.

 

 

Из переписки Толстых

Никогда не стыдитесь своих чувств, почаще говорите и пишите, как это делали Толстые.

Первые 20 лет жизни оба вспоминают как очень счастливые. Софья Андреевна смотрела на мужа с обожанием и восхищением. Он же относился к ней с большой нежностью, трепетно и с любовью. Когда Лев Николаевич уезжал по делам из усадьбы, они всегда писали друг другу письма.

Лев Николаевич:

«Ничего не надо, кроме тебя. 1863 г. Январь 29 — февраль. Москва»

«Я рад, что этот день меня развлекли, а то дорогой мне уже становилось за тебя страшно и грустно. Смешно сказать: как выехал, так почувствовал, как страшно тебя оставлять. Прощай, душенька, будь паинька и пиши. 1865 г. Июля 27. Воин.»

«Как ты мне мила; как ты мне лучше, чище, честнее, дороже, милее всех на свете. Гляжу на твои детские портреты и радуюсь. 1867 г. Июня 18. Москва.»

Софья Андреевна:

«Лёвочка, голубчик милый, мне ужасно хочется в эту минуту видеть тебя, и опять в Никольском вместе пить чай под окошечками, и сбегать пешком в Александровку и опять жить нашей милой жизнью дома. Прощай, душенька, милый, крепко тебя целую. Пиши и береги себя, это моё завещание. 29 июля 1865 г.»

«Милый мой Лёвочка, пережила целые сутки без тебя, и с таким радостным сердцем сажусь писать тебе. Это настоящее и самое большое моё утешение писать тебе даже о самых ничтожных вещах. 17 июня 1867 г.»

«Это такой труд жить на свете без тебя; всё не то, всё кажется не так и не стоит того. Я не хотела писать тебе ничего подобного, да так сорвалось. И так всё тесно, так мелочно, чего‑то нужно лучшего, и это лучшее — это только ты, и вечно ты один. 4 сентября 1869 г.»

Последний свадебный день (48 лет вместе!) Ясная Поляна. 1910 г.Последний свадебный день (48 лет вместе!) Ясная Поляна. 1910 г. / Фото: Софья Толстая. © Музей-усадьба Л. Н. Толстого «Ясная Поляна», 2021 г.

Окончание следует.

Фотографии предоставлены © Музеем-усадьбой Льва Толстого «Ясная Поляна», 2021 г.

Татьяна Рухленко, учитель русского

 языка и литературы школы № 41 г. Белгорода

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×