Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
09:00, 06 января 2023
 184

Как нить, связующая души…

Как нить, связующая души…В музее истории школы можно увидеть парту 1953 года и интерактивную яблонюФото: Ольга Муштаева
  • Статья
  • Статья

«Сколько в человеке памяти, столько в нём человека» — эти слова Валентина Распутина стали девизом работы Веры Полухиной

Вера Константиновна Полухина. Ветеран педагогического труда. Учитель истории и педагог допобразования школы № 28 г. Белгорода. Уроженка Курской области. Из династии учителей. Педстаж семьи: отца Константина Никоноровича – историка, матери Анны Алексеевны – учителя начальных классов и сестры Надежды – литератора-историка и, конечно же, её самой – уже 200 лет. По полвека каждый посвятил педагогике. Бывает, и сама она присядет на минутку и задумается: «А может… всё‑таки на пенсию, внучков нянчить».

Ан нет! Школьники не дают! Признаётся, подбегает ребятня из научных обществ, которыми руководит, — «Моя малая родина», «Волонтёры-патриоты», «Мы – исследователи», «Активисты школьного музея» (к слову, в них занимается более 80 человек, в основном с 5-го по 9-е классы, хотя есть и ребята постарше и помладше), — и мигом отрезвляет:

«Вера Константиновна, Вера Константиновна, а что мы будем дальше исследовать?»

А Вера Константиновна и рада подбросить дровишек в «костёр детской любознательности» – соберёт увлечённых краеведением и историей родного края мальчишек и девчонок и набросает прямо в начале учебного года тем, юбилейных и памятных. Результат – краеведческие олимпиады и Всероссийские конкурсы. И как приятно отправить исследовательскую работу, на время забыть про неё (надо же жюри поработать!), а после получить на почту: «Здравствуйте! Явитесь, пожалуйста, получить…» Диплом, грамоту, а может, и сборник. А Вера Константиновна лишь поскромничает: «Дети стараются! Молодцы! Я‑то что…» 

Прекрасное далёко…

Как вспоминает Вера Константиновна, на семейном совете даже не вставал вопрос, кем быть: «Историк! Только историк! И точка!» 

«Мне и мечтать было невозможно по‑иному. Любое событие, действие моей жизни было подчинено знакомству со школой. Я не просто жила школой, было время, когда я в прямом смысле слова жила в ней. Так получилось, что наш дом был во дворе школы, коридор выходил прямо на её крыльцо. А когда у нас не было квартиры, жили прямо в одном из классов. До сих пор вспоминаю, как каждое утро начиналось с зарядки. Тяга к здоровому образу жизни со мной «пошла» именно из того далёка», — признаётся Вера Полухина. 

Маленькая Вера всегда восхищалась родителями: дома (который, к слову был похож на настоящий музей, столько в нём было старинных предметов) дисциплина и порядок, никто никогда не ругался. Общие интересы, общая работа… — мама и папа отлично понимали, что такое работать с утра до ночи, а после полуночи усаживаться за проверку тетрадей, написание планов для уроков. Сложно? Никто и не спорит. Но отнюдь не пугающе. Оттого поступила в Курский пединститут на историко-педагогический факультет. Приятный бонус – льгота: была она из учительской династии – вот и поступила вне конкурса. А там… со второго курса поехали на археологические раскопы. Запали они в душу молоденькой студентке. Спустя многие годы отправилась в выездные экспедиции (конечно же, не без помощи местных историков, краеведов и археологов) со своими белгородскими «школьными детьми». Бывали на раскопах в Валуйском, Яковлевском округах, Волоконовском районе. 

«Главное, чтобы дети выросли хорошими людьми, изучали и знали историю своей родины. Не перестаю повторять: память – нить, связующая души, связующая прошлое и настоящее. Сколько в человеке памяти, столько в нём человека», — говорит Вера Полухина. 
 

Девиз жизни Веры Полухиной: «Вернём России имена» Девиз жизни Веры Полухиной: «Вернём России имена» / Фото: Ольга Муштаева

«Зачем я пришла в школу?» 

А после истпеда было… распределение. На семейном совете решили: путь один — в маленькую деревушку, из которой был родом отец – Лубошево, что в Железногорском районе. Остановилась в Железногорске. Три года ходила в школу пешком по три километра туда и обратно. Вспоминает, в деревне все от мала до велика знали отца. Ещё бы: ветеран войны, был в Михайловском партизанском отряде, единственный, у кого в те годы было высшее образование, отвечал за восстановление образования (за что его, к слову, министерство просвещения премировало 1000 рублей)… 

Молоденькой Вере нужно было держать планку. Оттого перед первым походом в школу волновалась, как маленькая девчонка. «Что делать? Я приду, дети меня будут спрашивать, а вдруг я чего‑то не знаю?», «А если они вообще будут стоять на ушах?», «Они будут испытывать меня на прочность…» — вереницей проносилось в голове. Стиснула покрепче тетрадку, в которую выписала кучу словечек, вопросиков и ответов на них, и зашла в свой первый класс. Спустя годы смеётся: глупышкой была – ребятня заворожённо слушала молодого педагога и ни одно словечко-подсказка из тетради так и не пригодилось. 

С тех пор ответом на вопрос «Зачем я пришла в школу?» стали строки, написанные отцом (Константин Полухин выпустил несколько книг, был инициатором издания Всесоюзного журнала «Учитель» — прим. ред.):

В минуты грусти, радости и счастья
Всегда я занят думою одной, 
Как сделать жизнь вихрастую, ребячью,
Полезной людям, щедрой и простой.

Как жизни той коснуться осторожно,
Не помешать волнующим мечтам,
Что посчитать для жизни невозможным,
Что нового придать её чертам. 

Я думаю о том с душевною тревогой,
Любуясь порослью, взошедшею кругом,
И, следуя всегда тернистою дорогой,
С надеждой провожаю день за днём. 

И вы, коллеги, имя чьё – учитель,
Судьбой своей умейте дорожить.
Учитель – детских душ счастливый покоритель,
Он учит беззаветно Родине служить. 
 

С тех пор же установила для себя правило – никогда не сидеть на уроке. Ей всегда было важно видеть каждого ребёнка в классе, взгляд каждого из них. Понимала, меняется время – меняется и поколение детей. Рискнула узнать у современной ребятни, что они думают о ней – попросила анонимно написать её слабые и сильные стороны. 

«Это нужно прежде всего для того, чтобы педагог мог понять, где ему нужно подучиться, ведь учатся не только дети, самосовершенствуемся и развиваемся и мы, педагоги. Я школьникам так и сказала: «Мне просто интересно, чем вы дышите». Убеждена, дети должны перерасти учителя», — уверена педагог. 

Однажды, идя по улице, повстречала своего бывшего ученика. Мужчина лет 40 шёл в компании троих молодых парней. Остановился и ошарашил:

«Вот это моя учительница! Самая лучшая учительница!»

Вера Константиновна засмущалась: «Да ладно тебе комплименты…»

«Вы мне жизнь спасли!»

Задумалась: «Как? Чем?». 

А он, видя в глазах собеседницы недоумение, тут же продолжил: 

«Вы знаете, как мне было неуютно в школе. На ваших уроках я оживал…» 

Не зря пыталась достучаться до каждого ребёнка, не зря до последнего верила даже в самого отпетого двоечника и хулигана. Не зря яро убеждена: с каждым ребёнком нужно работать индивидуально. 

Почитать, увидеть, услышать

«Что движет мной? Детский интерес! Да, любовь к краеведению не каждому дана, но всегда есть группа ребят, которые живут историей, увлекают ею своих ровесников. Откуда появляются мысли и идеи для краеведческих работ и исследований? Отовсюду! Здесь что‑то прочитал, там увидел, где‑то услышал… Главное – заострить внимание и не пройти мимо, — рассказывает Вера Полухина. – Так, например, когда приступили к сбору материалов для музея истории школы, попросила детей записать воспоминания их бабушек, дедушек и родителей, которые учились в школе. Оказалось, что бабушка одной из школьниц в те далёкие годы, когда строилась наша школа, была каменщицей и отделывала второй этаж. По крупицам удалось воссоздать облик новостройки того времени… Сейчас мы знаем с детьми историю каждого дерева, посаженного на территории школьного участка. И когда проводим экскурсии для детей 1–2-х классов, обязательно рассказываем им о них».

Чтобы привлечь современных школьников, придумывают нестандартные подходы работы. И, может, кто‑то скажет, мол, в детство впали. Пусть говорят. А они продолжат… писать сказки про осенний цветок, который готовится к зиме.

«Как‑то я проводила экскурсию и увидела маленький тысячелистник. Его снегом заметает, а он цветёт. Говорю детям: «Посмотрите, как цветку жить хочется!» Они окружили его со всех сторон, переживают: «А он выживет?», — вспоминает Вера Константиновна. 

Погиб. Но по весне на его месте вырос новый цветок, а школьная летопись пополнилась детскими сказками. И продолжает пополняться до сих пор…

Школьное ноу-хау 

Ещё одно школьное ноу-хау – поисках информации об истории своего микрорайона. Заходят в дома и расспрашивают местных жителей. Задумка дала свои плоды – насобирали большой архивный материал о детях войны, о ветеранах Великой Отечественной. Однажды «раскопали» ценнейшие документы — воспоминания мальчишки, в доме которого во время войны Жуков с Ватутиным встречались. Пусть и с детскими домыслами, но мальчик описывал, как прошла эта встреча, какой кашей угощала его бабушка известных гостей.

«Потом я этот же рецепт видела напечатанным в городской газете «Наш Белгород». Думаем, на один из дней микрорайона сварить её», — отмечает Вера Константиновна. 

К слову, в музее немало уникальных экспонатов – сохранилась переписка ребят с братом и женой Юрия Гагарина.

А как‑то у одной из бабушек во время обходов-расспросов нашли письмо с фронта. Да не простое. Во фронтовом треугольнике среди аккуратно вычерченных «Люблю. Целую. Жду встречи…» сохранились засушенные цветы. Дети так воодушевились находкой, что написали стихотворение «Цветок в конверте». Правда, решили, что экспонат слишком ценен и передали его в музей-заповедник «Прохоровское поле». «Прописался» он в одной из выставочных тумб, где сложены письма с войны. Самый верхний – тот самый, с цветком внутри.

Архив… Архив…

Как признаётся Вера Константиновна, в её практике практически не было ни одного урока, на котором бы не пригодился краеведческий материал. Несколько лет назад она даже написала книгу «История Белогорья в истории России», с которой победила на конкурсе «Нравственный подвиг учителя». 

«Что я сделала? Я взяла учебники по истории России и к параграфам написала, какой краеведческий материал, связанный с нашим регионом можно дополнительно рассказать детям», — пояснила Полухина.

Справочное пособие доступно в электронном виде.
 

В музее боевой славы. Фронтовые дороги 1849 истребительно-противотанкового артиллерийского полка 31-й отдельной истребительно-противотанковой артиллерийской бригады 53-й армии 2-го Украинского фронта В музее боевой славы. Фронтовые дороги 1849 истребительно-противотанкового артиллерийского полка 31-й отдельной истребительно-противотанковой артиллерийской бригады 53-й армии 2-го Украинского фронта / Фото: Ольга Муштаева

Вера Константиновка со своими юными исследователями – завсегдатаи архива (причём не только областного, но и новейшей истории). Потому вся флешка заполнена папками, начинающимися со слов «Архив…». Но, признаётся, один из самых ценных, по её мнению, – архив газет «Белгородской правды» за 1943 год. Едва сдерживает восхищение:

«В нём столько тем для исследований можно почерпнуть!»

Одну из тем – «Восстановление народного образования с 5 августа по декабрь 1943 года» — уже изучили. 

«На основании газет нам удалось разложить всё по полочкам: как и где в Белгороде 1 сентября 1943 года заработало три школы, как выглядели классы, кто восстанавливал их… Нас заинтересовало, а кто помогал Белгороду? Не только же одни энтузиасты-белгородцы. Установили, что как только освобождался от немецко-фашистских захватчиков любой город, за ним закреплялся уже освобождённый или тот, который вообще не захватывали. Установили, что за Белгородом закрепили одну московскую школу, а ещё челябинскую. Приезжали даже делегации и привозили тетради и книжки, которые были на вес золота», — делится результатами исследования педагог.

Впереди — непаханое поле. Ещё столько запросов нужно написать! Столько ответов дождаться! Но восстановленные по крупицам данные стоят того, ведь история ещё написана не до конца …
 

Старинный свадебный сундук с приданым Старинный свадебный сундук с приданым / Фото: Ольга Муштаева

Размышления Веры Полухиной о… 

…системе общественного договора на уроках 

Абсолютно убеждена, если нет контакта учителя с учеником, ничем школьника не заинтересуешь. Ребёнок от педагога отвернётся, хоть он будет семи пядей во лбу. Пока не установишь контакт – ничего не получится. К этому и надо идти! И что тут самое главное? Не переиграть! Не заиграться с детьми, не выполнять любую прихоть. Для этого у меня, к примеру, существует на занятиях система общественного договора.

К примеру, возьмём урок обществознания. Говорю детям: «Давайте договоримся с вами насчёт мобильных телефонов. Вы их не будете сдавать. Мы договариваемся, что вы их не достанете на уроке, они просто будут у вас лежать, а на перемене можете воспользоваться ими. Но если кто‑то нарушит наш общественный договор – в следующий раз вы сами положите мобильники мне на стол или оставите в специальном ящике». Казалось бы, что такого, но, как показывает практика, дети на это «ловятся». 

…учительском табу

На уроке нельзя быть равнодушным! Я бы подчеркнула: «Категорически нельзя!»

Не знаю, как там в математике, физике и других точных науках, но скажу за свои предметы: на уроках эмоциональных, где воспитывается душа ребёнка, учитель должен свою личную позицию выражать чётко, ясно и заинтересованно. И цель у него должна быть одна – воспитать человека воли! Он не имеет права быть равнодушным, должен постоянно учиться и совершенствоваться. Именно это неравнодушие, помноженное на знания, даст свои плоды в итоге. 

…двоечниках

Все мы знаем, что от двоечников никуда не деться. Причины? Самые разные могут быть. Один ребёнок ну просто не склонен к точным наукам, другой – к гуманитарным. Потому нельзя постоянно акцентировать внимание на том, что у него что‑то не получается, что он ничего не понимает. Может, он в будущем станет таким первоклассным каменщиком, что мы даже в очереди к нему будем стоять, мол, сделай мне порожек.

Ребёнок обязательно раскроется в своей стезе, не бывает неталантливых детей. И помочь «разглядеть» и «раскрыть» их таланты должны им мы, педагоги. 

Есть некоторые ребята, которые целенаправленно пакостят, не хотят учиться. Ими должны заниматься педагоги, знающие толк в девиантном поведении. Кто‑то может предложить отсадить двоечников на задние парты. Такой метод просто неприемлем. Лучше, наоборот, приблизить, чтобы были на виду. Надо находить общий язык с каждым ребёнком, работать до упора и бороться за каждого из них. 

О престиже профессии

С одной стороны, сомневаюсь, что можно вернуть былой престиж профессии учителя. С другой, кажется, не всё потеряно. Как поднять престиж?

Я бы предложила в пединститут принимать только тех людей, для которых преподавание – это призвание, смыл жизни, а не тех, кто пришёл за корочкой, по принципу, а мне нужно хоть какое‑то гуманитарное образование получить. Это хорошо, если, получив диплом, он не придёт в школу, а если придёт? Мой ответ один: «Близко таких людей нельзя подпускать к детям!». Такой специалист пришёл просто отработать свою зарплату, а не воспитать детей.

Поэтому надо на начальном этапе отсечь тех, кто идёт в педагоги просто так. Вопрос в том, как это сделать? Обращать внимание на те семьи, в которых есть династия учителей. Возможно, нужно вернуть какие‑нибудь льготы при поступлении, как я в своё время прошла вне конкурса. Также было бы хорошо, если будущие педагоги перед поступлением занимались в педклассах при школе. 

Ольга Муштаева

Опубликовано в газете «Доброжелательная школа Белогорья», № 4, 2022 г.
 

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×