Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
14:24, 05 ноября 2022
 Олег Шевцов 115

Владимир Барковский: человек, который умел хранить секреты

Владимир Барковский: человек, который умел хранить секретыНа Аллее Героев в парке Победы г. Белгорода установлен бюст Герою России Владимиру БарковскомуФото: Ольга Муштаева
  • Олег Шевцов
  • Статья
  • Олег Шевцов
  • Статья

2000 год. Тёплый летний вечер. По центральной улице Белгорода медленно идёт пожилой невысокий человек. Идёт медленно. Иногда останавливается около какого‑нибудь старого здания. Смотрит на фасад и окна. Чему‑то улыбается. У старика была долгая и интересная жизнь. В разное время он жил и работал в Лондоне и Нью-Йорке. Но он рад встрече с Белгородом. Потому что это город его детства.

Он неспешно обходит Марфо-Мариинский монастырь и останавливается у старого двухэтажного дома. Всё верно, адрес правильный: улица Озембловского, дом 3. Дом, где прошло его детство. 

1923. Белгород

— Мама, смотри! – десятилетний мальчишка вбегает в дом с газетой в руках. Он слегка задыхается: бежал, чтобы скорее сообщить важную новость. В газете – фотография металлической чудо-машины с крыльями. 

— Что это, Володя? – мать отвлекается от плиты. 

— Это аэроплан, мама! Слышала такое слово? Новый спортивный аэроплан! Его придумал конструктор Туполев. 

— Да что ж ты всё время об аэропланах да об аэропланах! – не выдерживает женщина. – Вчера весь вечер аэропланы с крыши голубятни запускал. Всю стену картинками с аэропланами обклеил. Что тебе с них, с этих аэропланов? Как будто ты когда‑нибудь на них полетишь!

Лицо мальчишки озаряет улыбка:

— А вот полечу, мама! Обязательно полечу! И, может быть, найду папу!

— Тихо ты! – шикает мать. – Вдруг кто‑нибудь услышит? Папа – во Франции. Он не может приехать, потому что служил в белой гвардии. Никто не должен об этом знать. Никто, слышишь? Это секрет! Ты умеешь хранить секреты?

Володя молча кивает. Да, он умеет хранить секреты.

1939. Москва

— Товарищ Барковский, вы умеете хранить секреты? – человек в военном френче сверлит его умным пронизывающим взглядом.

— Умею, – твёрдо отвечает Владимир.

Ещё вчера он и подумать не мог, что его пригласят в это закрытое от мира здание на Старой площади в самом центре Москвы.

Человек в военном френче листает папку с документами. 

— Вам 25 лет, – кажется, он не произносит, а чеканит слова. – В детстве строили планеры. Посещали курсы радиолюбителей в Белгороде. И даже собрали радиоприёмник – чуть ли не первый в городе. Потом работали слесарем. Закончили в Москве институт с отличием. Ездите на мотоцикле. Любите авиацию. Всё верно?

— Верно, – говорит Барковский.

— Вы умны. Наблюдательны. У вас хорошие данные. Вы нужны родине. В мире сейчас неспокойно. Может случиться война. Вас мобилизуют в разведку.

— Есть! – кратко, по‑военному отвечает Барковский.

 

Владимир Барковский Владимир Барковский / Фото: с сайта Белгородского историко-краеведческого музея

1940. Лондон

Элегантный молодой человек идёт по улице британской столицы. Ещё вчера тут возвышались аккуратные дома. Сегодня остались лишь развалины. Накануне фашисты бомбили город с самолётов. 

Пожилая леди ковыряется в груде мусора и обломков. Вчера тут был её дом. Дом уже не вернуть, но вдруг удастся спасти что‑то из пожитков?

— Давайте я помогу! – неожиданно вызывается он и приподнимает тяжёлую балку, из‑под которой торчит какая‑то корзина с вещами. 

Леди подозрительно смотрит на мужчину. Он хорошо одет. У него обаятельная улыбка. Он искренне хочет ей помочь. И суровая на первый взгляд англичанка принимает помощь. 

— Вы, наверное, не местный? – говорит она. – У вас акцент.

— Да, я не англичанин, – охотно отзывается он. – Бежал из Европы от фашистов. 

— Здесь, по соседству, тоже жили европейцы, – говорит женщина. – Теперь их поселили на соседней улице.

Мужчина помогает ей ещё с полчаса, а затем уходит пружинящим шагом. Самое главное он уже узнал. Бежавший из оккупированной Чехословакии советский агент жив и находится по соседству. Барковский обязательно найдёт его. Сегодня или завтра. Это его первое задание в Англии. Британские власти думают, что он отвечает за культурные связи в советском посольстве. А на самом деле в Лондоне работает советский разведчик.

1942. Лондон

В мире бушует война. В тысячах километров от английской столицы наша страна бьётся с фашистами. А Владимир Барковский сидит на скамейке в лондонском сквере и терпеливо кого‑то ждёт. Наконец, в конце аллеи появляется круглолицый джентльмен в очках. Это английский учёный. Англичанин заметно нервничает, хотя это уже не первая их встреча. 

— Вы должны понимать, что я согласился помогать вашей стране не ради денег, – говорит он, присаживаясь на скамейку.

— Мы союзники. Мы вместе воюем против фашистов. Но я считаю, что скрывать английские разработки от вашей страны неправильно.

Барковский кивает. Он понимает: учёному сейчас нелегко. Если английские власти узнают о его предательстве, его посадят в тюрьму. Или даже приговорят к смерти. Тем более что учёный знает страшный секрет. Секрет атомной бомбы, работа над которой почти завершена. Такая бомба может уничтожить целый город. Или даже целую страну. А может, и всю планету. 

— Я добыл копии чертежей, – говорит учёный. – Оставил их в неприметном месте на углу двух улиц, как мы с вами договаривались. Чем ещё могу вам помочь?

— Я буду с вами встречаться, – говорит Барковский. – И передавать вопросы от наших специалистов.

— Нет, – возражает учёный. – Так не получится. Вы просто не поймёте, что я вам говорю. Атомная физика – очень сложная наука. Вам придётся её изучить.

…Барковский возвращается в советское посольство с увесистым томом учебника по атомной физике. Его ждут долгие бессонные ночи над мудрёной книгой. Но он справится. Освоит сложную науку.

Владимир Барковский: человек, который умел хранить секреты - Изображение Фото: с сайта Белгородского историко-краеведческого музея

1943. Лондон

В Лондоне дождь. Барковский сидит в кабинете в советском посольстве. Он сосредоточен: дописывает секретный доклад в Москву о том, как англичане делают бомбу. Скоро такую бомбу разработают и в нашей стране. Благодаря информации, которую с риском для жизни добыли наши разведчики, работа над бомбой пойдёт быстрыми темпами.
Барковский вспоминает последний разговор с английским учёным. 

«Если у вас тоже будет атомная бомба, мы избежим новой войны, – говорил тот. – Никто не станет нападать на противника, у которого есть такое оружие».

Взгляд Барковского скользит по столу и останавливается на первой странице утренней газеты. Там, в газетном заголовке, родное слово на неродном языке – BELGOROD! Барковский торопливо хватает газету и жадно читает скупые строки. Вчера, 5 августа, Красная армия освободила Белгород – его родной город! – от фашистов. 

Интересно, как там соседи? Пережили ли оккупацию друзья детства? Но нет, разведчик не имеет права выходить на связь с домом. Иначе его могут разоблачить. 

Барковский откладывает газету и возвращается к докладу. Завтра он поставит под ним короткую подпись: Дэн. Это его псевдоним. Даже если доклад вдруг попадёт в руки английских властей, они не смогут выяснить, кто его написал. 

2005. Белгород

Солнечный день. Аллея воинской славы в центре Белгорода. Сегодня здесь появится бюст ещё одного героя. Героя России Владимира Борисовича Барковского, который не дожил до этого момента всего два года.

Сегодня на аллее много людей. Они помнят героя. Они рассказывают о том, как после войны Барковский работал в разведке в Нью-Йорке. Как вернулся на родину и много лет обучал будущих разведчиков. Как всю жизнь служил родине. 

Многие горожане предлагали устроить музей в доме, где прошло детство великого разведчика. Но их не услышали. Двухэтажный дом снесли. Однако Барковский не забыт. Белгород продолжает хранить память о своём герое. 


 

На Аллее Героев в парке Победы г. Белгорода установлен бюст Герою России Владимиру Барковскому На Аллее Героев в парке Победы г. Белгорода установлен бюст Герою России Владимиру Барковскому / Фото: Ольга Муштаева

Олег Шевцов

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×