Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
13:00, 04 ноября 2020
 Евгения Внукова, юнкор 133

Незабываемый полёт, горы и дорога

Незабываемый полёт, горы и дорогаФото: Евгения Внукова
  • Евгения Внукова, юнкор
  • Статья

Крым — это небольшой полуостров в Чёрном море. Там практически нет снега, а купаться в море можно почти полгода. В общем, райское местечко… или нет? Именно это я и собиралась узнать, поехав на машине на полуостров через Крымский мост. Ну что, в путь!

После загрузки вещей в машину на заднем сидении, на котором я ехала, стало тесновато. Впрочем, потом я спихнула все сумки на пол и легла, умудрившись даже немного поспать под тихий говор радио. Бодрствуя, я каждые пятнадцать минут уточняла у папы, который был штурманом, какое расстояние отделяет нас от цели. Родители ругались, что я отвлекаю их от дороги, но всё же сообщали интересующие меня цифры. За день мы несколько раз останавливались, чтобы размять ноги и немного отдохнуть от бесконечной трассы. На самом деле, я не могу сказать о дороге в Крым через Ростов-На-Дону ничего плохого. Пожалуй, наоборот, шоссе было таким гладким, что невольно хотелось зевать от бесшумной смены пейзажей за окном.

Заночевали мы в небольшой станице сразу за Ростовом, в город заезжать не стали. На следующий день утром мы подъехали к Крымскому мосту. Ещё издали возвышались, словно белые колонны, его дуги. Мы ехали с правой стороны, а слева шумел проезжающий поезд. Мост был по‑настоящему огромным, и, наверное, даже великаны из книги «Гулливер в стране великанов» нашли бы его немаленьким.

А затем, мы впервые за этот год увидели море. Как я обрадовалась: начала вопить, танцевать и улыбаться до ушей. Впрочем, родители не отставали, ведь они тоже были очень рады тому, что мы почти приехали. После недолгого обсуждения решили поехать в небольшой курортный городок Коктебель. В общем‑то, он ничем не отличался от остальных поселений на побережье Чёрного моря. Его главное достоинство было в названии, ведь оно было похоже на «коктейль», которые мы с мамой очень любим.

Незабываемый полёт, горы и дорога - Изображение Фото: Евгения Внукова

В Коктебеле нас встретил шум голосов туристов, крики морских чаек и плеск волн. Берег выглядел раем на земле, и нам безумно захотелось искупаться, но нужно было сначала найти себе комнату. Предложений было много, нужно было только выбрать наиболее удачное. В конце концов, мы поселились на втором этаже симпатичного беленького домика с небольшим садом и несколькими соседями. Потом мы быстро переоделись и пошли на пляж.

Море было прохладным и спокойным. Волны тихо наступали на берег, не угрожая обрызгать купающихся. Казалось, море волновалось лишь по давней привычке, перебирая свои каменные сокровища на дне и ласково гладя на залезающих в воду. Песчаное дно начиналось лишь на глубине по пояс, а примерно у шеи заканчивалось водорослями. Пляж находился в небольшой бухте, а по обе стороны вырисовывались могучие скалы. Я начала нырять в глубину и доставать со дна понравившиеся мне камни. Зачастую, их красота оказывалась лишь обманом зрения, притупленного солёной водой, но иногда я доставала интересные кварцы, подточенные водой стёкла и неизвестные мне породы.

Также рядом с нами располагался деревянный причал, у которого стояли несколько больших деревянных кораблей с алыми парусами и пиратскими флагами. Они смотрелись пришельцами из другой эпохи рядом с туристами, лежащими на пластиковых шезлонгах и поедающими разноцветное мороженое. Тут на один из кораблей начали заходить туристы. Их было очень много, а очередь всё тянулась и тянулась.

На следующий день мы с папой решили отправиться в горы. По пути мы пошли мимо красивых белокаменных коттеджей и аккуратненьких небольших домиков. По пути мы не встретили ни одного частного здания в плохом состоянии. Вокруг росли цветы и деревья: розы, мимозы, алыча, яблони. Между тем горы всё приближались и даже, казалось, нависли нал нами, стремясь своей высотой отбить у нас охоту подниматься. И у них это даже частично получилось: папа заявил, что подождёт меня у подножия. Впрочем, я была не против, поэтому попрощалась с родителем, включила весёлую музыку и полезла. Сначала было очень легко, ведь нужно было лишь идти по холмам-складкам туда-сюда, вверх-вниз по едва заметной тропинке.

Вскоре я взобралась на одну из возвышенностей и увидела стоящего невдалеке человека. Заметив меня, он пошёл навстречу, чему я очень обрадовалась, ведь подниматься вдвоём интереснее, чем в одиночку. Однако подошедший оказался сотрудником заповедника. Он тут же осведомил меня о том, что я нахожусь на территории, запрещённой для посещения, и отвёл за ограду, которую я почему‑то не заметила по дороге туда. Потом я встретилась с дожидавшимся меня папой и в лицах пересказала наш разговор с охранником. Наш хохот наверняка раздавался на весь заповедник. А затем мы пошли домой по берегу моря, наслаждаясь видом волн и приятными звуками природы.

Через несколько дней я увидела на море огромную вытянутую подушку жёлтого цвета, на которой сидела люди. Водяной мотоцикл тащил её за собой с такой скоростью, что пассажирам оставалось только покрепче схватиться за ручки по краям и закрыть рты, чтобы не наглотаться солёной воды. Родители объяснили, что это «банан», а ездит он по морю несколько раз в день. На следующее утро в то же время я стояла на пляже и договаривалась с водителем водяного мотоцикла о поездке.

Когда нас, пассажиров, набралось около десяти, мы сели и покатились. Это было очень здорово! Если бы мои ноги не взрывали фонтаны солёных брызг, я бы поверила, что лечу на золотом драконе. Потом мы приехали в одну небольшую песчаную бухточку, где искупались и набрали редкой полезной для здоровья зелёной глины с гор вокруг. Водитель мотоцикла предложил оставить одного из нас в жертву живущему тут по приданию морскому змею, но желающих покормить чудовище отчего‑то не нашлось, поэтому мы поехали обратно. Всё плавание продолжалось чуть больше часа.

Как сказала мне мама, в этот день мне не хватило приключений, потому что тем же вечером я потащила её покататься на пиратском кораблике. Пол под ногами немного покачивался и, казалось, что ещё немного, и я усну под колыбельную моря и ветра, согреваемая вечерними лучами солнца. Однако нет, вскоре началась экскурсия, в которой нам рассказывали о заповеднике «Карадаг», (да-да, том самом, куда я вероломно пыталась проникнуть). Так, например, мы узнали, что название горы получили от подводного вулкана, над которым мы находимся. На этом моменте я немного поёжилась, ведь всё‑таки страшновато находиться так близко от, пусть и потухшего, но всё же вулкана.

Нам рассказали, что в горах около моря есть не только драгоценная голубая глина, но и незначительные запасы золота и серебра, которые, впрочем, слишком малы для раскопок. После этого мне тут же захотелось пробраться к трапу, спрыгнуть в море и найти, к удивлению всех пассажиров, золотой самородок с меня весом. Я даже начала вставать, но меня опередил экскурсовод, строгим голосом сказав, что прыгать за борт в этом плавании строго запрещено. Мне оставалось лишь надуться, сложить руки на груди и продолжить слушать рассказ об истории гор.

Так, например, я с интересом пронаблюдала, как камень под названием «Голова русалки», и в правду похожий на неё, по мере продвижения корабля превращается в бородавчатую жабу. Также нам показали небольшой водопад под названием «Слёзы неверных жён», о котором экскурсовод полушутя (надеюсь) сказал, что в древности оттуда сбрасывали своих неверных жён крымские татары. Были и другие камни, достопримечательности и байки о морском чудовище, но об этом пусть вам расскажут здесь, над самым вулканом Карадаг.

Вскоре мы приплыли к каменной арке, которая оказалась знаменитыми Золотыми воротами. Это место издавна за красоту и необычность полюбилось туристам. Появился даже обычай бросать в воду монетки, загадывая желание. Есть поверье, что рядом с Золотыми воротами оно однозначно сбывается. Подумав, я взяла и кинула в воду целых три монеты: вдруг и правда сбудутся?

По дороге обратно нам просто включили приятную гитарную музыку, а мы сидели и смотрели на море. Вода около борта была практически прозрачной. Дальше она становилась зеленоватой, затем практически изумрудной, а потом цвета индиго с радужными переливами. Казалось, что мы отправились в долгое кругосветное путешествие, а вокруг, кроме нас и птиц, нет никого на сто морских миль вокруг. Хотелось одновременно купаться, греться на солнышке и хвататься за блокнот, чтобы тут же написать нашёптанную морем историю о свирепых пиратах Крыма. Впрочем, ещё через полчаса я уже стояла на твёрдой земле и придавалась более приземлённым мыслям о купании и ужине.

А ещё через день я придумала себе другую забаву: увидела расклеенные повсюду объявления и решила попробовать полетать на параплане. К сожалению, в тот день был полный штиль. Но уже на следующий я стояла на невысокой округлой горе и наблюдала, как вокруг меня словно птицы люди взмывают вверх. Оказалось, что параплан на вид был похож на длинное, но узкое полотно. От него отходили верёвки, заканчивающиеся тканью, в которую должен был частично завернуться инструктор. Да-да, летать в одиночестве не разрешалось, ведь ветер мог унести неопытных прямо в Чёрное море.

Примерно через 15 минут первые «летуны» начали приземляться. А затем мне наконец‑то надели шлем, пристегнули к инструктору, разогнали и фактически скинули с горы. По ощущениям, как будто тебя оторвали от пола и за шкирку дёрнули вверх. Под нами лежали поля винограда с выемкой посередине: как объяснил мне тренер, это след от высохшего много лет назад озера. Вид был настолько красивым, что захватывало дух, но телефон для фотографий я не взяла, боясь уронить. А потом мы внезапно разогнались так, что ветер ударил в лицо, я раскинула руки и поняла, что вот она — свобода. Примерно понять, каково это, можно, если быстро-быстро ехать на велосипеде, пока в ушах звучит песня Кристины Орбакайте «Свобода». Обязательно, как только вырасту, куплю себе параплан или дельтаплан и буду летать на нём каждый вечер.

Потом мы немного поговорили с инструктором о жизни, я расспросила его об истории этого холма и о творящей чудеса голубой глине. Земля внизу казалась собранной из деталей Лего, а с холма мне махал рукой папа, который вызвался поддержать меня перед полётом. Влажный ветер с моря целовал мне лицо и руки, обещая любовь и заботу, пока я ещё нахожусь в его власти. Пока у меня есть пятнадцать минут неземной свободы!

На этом я и заканчиваю свой очерк о путешествии в Крым. Это поездка, как и другие, навсегда останется в моей памяти. Воспоминания о ней будут храниться в шкатулочке с восточными узорами на крышке. Рядом с ракушкой, подобранной мной на побережье, через которую, если приложить к уху, можно услышать зов далёкого Чёрного моря.

Евгения Внукова,
учащаяся детского объединения «МедиаСпектр»
Белгородского Дворца детского творчества,
юнкор «Большой переменки»

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×