Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
15:44, 15 мая 2020
 101

Судьба солдата

Судьба солдатаРисунок Алёны Атановой, ученицы образовательного комплекса «Алгоритм успеха» п. Дубовое
  • Статья

Весть о войне облетела все города, сёла и хутора… Василий шёл уверенной походкой, неся в одной руке дочурку Валечку, а другой держа за руку одиннадцатилетнего сынишку Мишеньку. Мужчина был очень крепкого телосложения, и поэтому двухлетний ребёнок легко помещался в ладонях отца. Это было раннее утро 1941 года. Жена Сашенька пыталась задушить в себе слёзы, но разум её не слушался, и она изредка переходила на стон.

— Вот и пора прощаться, — сказал Василий, передавая Валечку на руки матери, прижав и поцеловав дочку, как в последний раз. 

Мать прижала к себе девочку, и Василий обнял жену с детьми, как самое дорогое на свете, прижал крепко-крепко, чтобы они не заметили и следа слёз на его глазах. Так они простояли какое‑то время. Отец, будто очнувшись, выпустил жену и дочку из объятий.

— Ну, Сашенька, прощай, — уверенно, но тихо произнёс Василий. 

— Да, что же ты так говоришь, Васенька? Нельзя, грех. Повоюешь и домой! — пыталась как‑то осознать всё происходящее жена.

— Нет, Сашенька, я уже не вернусь. Знаю. Не пытай, — сказал Василий и вновь обнял крепко дочку. — Вы без меня не грустите. Нельзя. Вы сильные! Да, Валечка?

Отец заглянул в лицо дочки и поправил прядки волос, растрепавшихся от ветерка. Саша горько заплакала, прижимая к себе дочку и сына, понимая, что может никогда не увидеть своего Васеньку. Как такое возможно? Мужчина в самом расцвете сил, тридцать лет, им бы жить и жить, детей нарожать, поднять на ноги. 

— Господи, смилуйся, да за что же? — зарыдала в голос Саша. — Вася, не

смей, слышишь. Не смей! Ты вернёшься! Обязательно вернёшься!

Дети, не понимая до конца, что происходит, заплакали вместе с матерью. Всем объявили построение, и мужчины, взглянув в последний раз на своих родных, начали строиться в ряды. Поднялся стон и вой. Бабы и девки голосили навзрыд, матери молились и крестили на дорожку своих сыновей и внуков.

Теперь уже солдаты тронулись вперёд, прощаясь с любимыми, детьми, матерями только взглядом… Кто‑то прощался навсегда. Через полчаса колонна марширующих скрылась за горизонтом. А провожающие стояли и не верили в происходящее. 

Вот прошла неделя. Василий сражался за Родину, за свой хутор, своих родных и горячо любимых людей. Только в минуты затишья лица детей и жены проносились перед глазами. Шёл восьмой день проклятой войны.

… Наступление. Рота Василия получила задачу не пропустить врага. Очередь не выбирали. Василий полз по полю, держа в руках смесь Молотова. Танк медленно продвигался вперёд. «Не пройдёшь, сволочь! — мысленно твердил про себя Василий. — Ещё чуть-чуть. Ну, давай, ближе, гад!» 

Танк приближался. Расстояние между ними было примерно два метра. Василий приподнялся и выбросил одну бутылку вперёд, попав прямо в механизм поворота башни. Смесь рванула. Языки пламени стали лизать немецкий танк.

Василий приподнялся выше и выкрикнул: «За Валечку!» Но прозвучала короткая очередь, которая зацепила бутылку с горючей смесью в руке Василия. Огонь моментально перекинулся на бойца. Что было дальше — он не помнил…

Очнулся в госпитале. Боль была нечеловеческой. Ожоги были несоизмеримы с жизнью. Санитарочка, ухаживающая за ранеными бойцами, порхала как птичка, улыбаясь каждому, независимо от того, видит или слышит её солдат. Василий не видел ничего. Тихо, еле разжав губы, он протянул: «Пить!» 

В голове ещё жили мысли: «Где я? Что случилось?» Санитарочка, услышав очередную просьбу, подбежала к Василию. Пробуя смочить мокрым бинтом губы солдата, она попыталась рассмотреть его лицо. 

Что‑то показалось знакомым. «Показалось…» — подумала она. Тут же, придя в сознание, очередной раненый боец позвал её к себе с просьбами о помощи.

Она быстро встала и, сделав два шага, застыла. «Вася, Вася Ивченко!» — пронеслось в её голове. Исполнив просьбу просящего солдата, она вернулась к той койке, где лежал Василий. Он тихо стонал. 

— Васенька… — вымолвила она, еле сдерживая слёзы. 

Он её не слышал. 

«Как же Саша, Господи, как же Валечка? Да, что же это… Вдруг обозналась? Всё может быть. Так обгорел, что трудно признать…» Она побежала узнать, как зовут бойца. Всё подтвердилось. Василий Дмитриевич Ивченко, 1910 года рождения, х. Божковка Каменского района, Каменской области. «Надо сообщить, — подумала она, — ведь не выживет». Она знала адрес и жену Сашу. Жили в одном хуторе. Написала письмо и отправила по адресу. На следующий день Василий Ивченко скончался от тяжёлых ожогов, так и не узнав, что с ним случилось…

Похоронка пришла позже, напомнив о горькой вести ещё раз.

Вот и закончилась его война… Василий Дмитриевич Ивченко похоронен в братской могиле в Полтаве…

И сколько бы ни пролетело лет,

Наш фронтовой альбом храним мы свято.

Победа в каждом сердце навсегда!

Ваш героизм — за наши жизни плата!

Роман Аветисян, десятиклассник Хотмыжской школы Борисовского района (руководитель — Ирина Геннадиевна Репина)

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×